6. Визит врача

Айло Легур мчался в Лагуну. Сначала он подгонял слуг, снаряжающих его в путь, затем гнал своего коня, стремительно взбежал вверх по лестнице. И предстал перед Рижель совершенно запыхавшийся, красный и всклокоченный.

— Айло! — изумленно вскричала та, когда Легур ворвался в ее покои. — Как ты здесь оказался?

Она полулежа расположилась в постели и перебирала разнообразные ткани и украшения, что были разбросаны повсюду.

Легур устало присел на край ее кровати.

— Меня пригласил твой муж.

— Джозар?!

— Другого вроде нет.

Рижель просияла и взяла его за руку.

— Ты так спешил?

— Конечно, я спешил! — раздраженно воскликнул доктор. — Посланец передал мне сообщение, что ты родила близнецов и требуется срочно моё присутствие. Я несся как только мог! Чтобы увидеть… как ты выбираешь себе платье.

Рижель рассмеялась.

— Он нарочно это сделал! — Легур утер рукавом пот со лба. Он снял с себя черную котту и остался в длинной красной рубахе. — Кстати, поздравляю тебя с рождением детей. Неудивительно, что на свет появились близнецы, ведь у Джозара в роду в порядке вещей многоплодность. Расскажи мне как все прошло.

Пока Рижель пересказывала ему историю своих родов, Легур попутно осматривал ее. Откинув волосы с ее лица, он мрачно заметил:

— Какой мерзавец. Свежая ссадина. Он что, ударил тебя, когда ты рожала? Не мог же он настолько опуститься.

— Ты знаешь Джозара, — уклончиво ответила Рижель. — Он ужасно не сдержан. В этот раз я могу извинить его, ибо на то была веская причина, и он совершенно выпал из равновесия.

— Представляю, каково тебе жить с ним, — проговорил Легур, прищурившись.

— Не секрет ни для кого, что он весьма драчлив. У нас не проходит и дня, чтобы Джозар кого-нибудь не ударил. Прислуге много достается, но чтобы он тронул меня — редкость, — Рижель пожала плечами. — Однако он неплохо справляется с ролью землевладельца. Прежде некоторые крестьяне жили получше меня, теперь же, надо отдать должное Джози, он их держит за горло железной хваткой. Спуску он никому не дает, но его почему-то не ненавидят. Это странно, но, сколько бы он их ни шпынял, ни бил, ни таскал за шкирку, – они не ненавидят его! Они его славят.

— А ты? — медленно и отчетливо произнес Легур. — Как насчет тебя?

Рижель вновь пожала плечами.

— Он конечно вспыльчивый и вздорный, но бывает и нежным, и даже заботливым. Он веселый, бурливый. В нем словно постоянно что-то полыхает, швыряет из стороны в сторону. Я и боюсь, и люблю его. Я и дрожу от ужаса, и дрожу от удовольствия. Наверное, это и есть любовь, ведь другой я не знаю.

Легур недоверчиво и боязливо смотрел на нее.

— Так ли?

— Айло, ты ревнуешь? — она обняла его.

— Конечно! Какой-то мерзавец тебя тиранит, а тебе приходится это терпеть. Так ты еще и не особенно горюешь по этому поводу. Еще и признаешься ему в любви. Что же это за любовь такая, что приходится дрожать от ужаса? Ядовитая, ненастоящая. Отвратительная!

— Уж какая есть, мой друг. Наверное, я не способна на другую. Как и он. Он – то, чего я достойна.

— Ужасные слова, — покачал головой Айло. – Неужели ты сама себя так ненавидишь, что даже полюбила Джозара?

Он смотрел на нее тоскливым взглядом, исполненным жалости, брезгливости и удивления.

— Не знаю. Сейчас я скорее горжусь собой – я выбралась живой из самой ужасной передряги в своей жизни, Айло. Я была почти уверена, что эти роды убьют меня.

— Не роды — так Джозар, — пробормотал доктор. Рижель усмехнулась и сжала его руку.

— Мы с тобой так давно не виделись… Мне не разрешалось не то что встречаться с кем-то из миджархии, но и переписываться. Твое появление здесь – чудо! Полагаю, это дар мне от Джозара.

— Дар? Мерзавец твой Джозар, гнусный насильник и манипулятор. Я не стану скрывать, Риж, что ненавижу твоего муженька и боюсь его. Но если он еще раз посмеет поднять на тебя руку, я молчать не стану.

— Нет, Айло. Помнишь как в поговорке? «Миджархийского рыцаря стороной обежишь – руки-ноги да жизнь свою сохранишь».

— Ты меня недооцениваешь, — обиженно произнес Легур. — Я, конечно, не рыцарь, но я хирург. И тоже кое-что могу.

Рижель гладила его волосы, проводила рукой по плечам и груди.

— Конечно же, можешь. Слушай, а давай как тогда, помнишь?

Легур взглянул на нее. Потом усмехнулся и пожал плечами.

— Почему бы и нет.

Они слились в долгом глубоком поцелуе. Иногда им приходилось прерываться, чтобы перевести дух.

Рижель откинулась на подушки, вздохнув полной грудью. Глаза ее счастливо сверкали.

— Ах, Айло! Это было невероятно. Ну, сейчас-то ты что-нибудь почувствовал?

Легур задумался.

— Нет, боюсь и сейчас ничего. Но вообще это было довольно приятно.

Они оба рассмеялись.

— Ты неисправим, Айло.

— Конечно неисправим, как же это можно исправить?

— Мне грустно за тебя, — она вздохнула, — ты так одинок!

— Лучше уж быть одиноким, чем жить с драчуном и самодуром, еще и любить его. Я хоть себя уважаю.

Он улегся рядом с ней на то самое место, где ночью спал Джозар, и сбросил на пол дорогие подарки лорда.

— Теперь у Джозара есть маленький Гроффолкс. Мальчик законный наследник трона верховного миджарха Гризамана. Боюсь, он начнет вертеть им под носом у всей гризайской знати. И что-то должно, в конце концов, произойти.

Рижель смотрела в потолок.

— И произойдет, Айло. Произойдет с нами много плохого.

— Но что-то ведь надо делать?

— Что же? Красная Аст даровала нам сына, боги вершат нашу историю. Мы можем лишь подчиняться их воле.

Легру возмущенно фыркнул.

— Да что с тобой? Когда это ты кому-либо подчинялась, пусть даже богам? Ты всегда жила наперекор всему.

— Все мы меняемся, Айло. Смирение и подчинение приходят с мудростью в наш разум. Иногда все, что нам остается в жизни — следовать воле богов, пусть скорбь и боль и преследуют нас. Скорбь и боль… боль.

Легур промолчал и с тревогой посмотрел на нее. Рижель засыпала. Она все еще была слаба после родов, сон быстро накатывал на нее. Айло погладил ее по голове. Она изменилась – словно прежний дух вышел из нее, а тело обреталось в мире пустым и апатичным. Она ускользала от него, хоть и слабо цеплялась еще за их прежнюю дружбу. И не смотря на радость от встречи, их поцелуй и смех, она была далеко от него. Айло никак не мог нащупать ту прежнюю отраду, которая окатывала обоих, когда они встречались. Столько лет они были живейшими собеседниками, заговорщиками и приятелями, которые могли обсудить такое, за что обычно людей били и сажали в казематы. И вот теперь его место занял какой-то чванливый тип, к тому же жестокий и неуравновешенный наглец. Легур выругался и вздохнул. Он злился на Рижель, жалел ее и недоумевал от ее бессилия.

 

Когда Легур покинул покои Рижель, в коридоре он сразу же столкнулся с хозяином замка. Тот сидел на скамье неподалеку двери, задрав ногу и скрестив на груди руки. Легур вздрогнул, увидев его грозный орлиный взгляд, направленный прямо на него.

— Ты обесчестил мою жену? — прорычал лорд.

— Чего? — ошарашенно пробормотал врач, попятившись к стене.

Джозар громко расхохотался.

— Да я шучу, не бойся меня.

Легур заскрежетал зубами.

— Что здесь смешного, милорд?

— Простите, главный целитель, — смеясь, ответил Джозар, — я совершенно уверен, что вы можете спокойно оставаться с Рижель наедине. Без ущерба чести моей жены. Господин Морион говорил мне недавно…

— Ах, вот оно что. Морион, этот напыщенный болван. Достойная компания для вас, милорд. Большего сплетника и дуралея чем он, не сыскать во всем Гризае.

— А вы говорили ему столь дерзкие слова?

— Я многое ему говорил, но для ваших ушей это не предназначается. Вы намекаете на мою трусость?

— За ваши оскорбления он мог бы запросто вызвать вас на поединок. Он славно фехтует.

— Морион — меня на поединок? Вы, право, шутите? – теперь смеялся Легур. Он медленно подошел к Джозару и глянул на него сверху вниз. — Я хоть и не воин, но и далеко не цветочница. Я врач, милорд. И тоже могу пребольно укусить. Вы же не хотите, чтобы у вас в замке внезапно обнаружили очаг пепельной лихорадки, милорд?

Джозар вскочил и радостно схватил его за плечи.

— Вы угрожаете мне, Легур! Да так свирепо! Наконец-то. Обожаю угрозы. Мне сразу становится так легко с теми, кто осмеливается грозить мне.

Легур вырвался и отпрянул.

— Вы сумасшедший, уберите от меня свои руки!

— Да не волнуйся, не трону я тебя. Мужеложцы у меня не вызывают ничего кроме рвоты.

— Так не присасывайтесь к ним так страстно!

— О, Легур, этого вы не дождетесь. Вам все лишь бы вас кто-нибудь вылизал. Держите свои штаны на замке, во имя всех богов!

— Искать богов в моих штанах не нужно! Обратитесь в своих молитвах и мечтах к иным местам.

Легур оправил одежду и быстро удалился, оставив Джозара в коридоре одного, давящегося со смеху.

 

Предыдущая глава

Следующая глава

error: