32. Мёд и уголь

Джокул покинул тронный зал не сразу. После того как восвояси удалились его братья, Аспин с Рижель и сам миджарх в сопровождении своей свиты, вокруг снова загудела толпа.  Своих людей Джокул отпустил вместе со всеми, а сам прохаживался по залу, разглядывая местную публику. Он успел обменяться парой слов почти со всеми лордами, включая Мортигита, который криво улыбался и одобряюще хлопал ручищей по спине Джокула со словами «Вот она, будущая мощь лордов Гризамана! Да-да, дружок…».

В толпе дам Джокул вдруг заметил леди, что выделялась среди всех высоким ростом и необычайно яркой, жаркой красотой. Единственная из присутствующих она была облачена в черное парчовое платье, украшенное серебряными шнурами и цепочками со звездами. Волосы были убраны наверх и повязаны серебряными веревками, которые спускались на платье и оплетали ее талию. Джокул был немало удивлен, увидев крассаражку при дворе. Он долго стоял, не в силах шелохнуться, и пожирал ее глазами. Она почувствовала взгляд Джокула, но не повернула и головы в его сторону, пока тот не подошел.

— Вы, конечно, леди Мортигит, — Джокул отвесил поклон. — Полагаю, вам уже говорили, что вы самая прекрасная дама в миджархии?

Окружающие дамы бурно зашептались, оглядывая всклокоченного лорда, как бы между прочим обронившего комплимент.

— Самая прекрасная дама во всем Гризамане, лорд Валлирой, — поправила его леди Мортигит, горделиво и насмешливо улыбаясь. — Вы плохо подготовились, сударь.

Она отвернулась, но Джокул громко ответил ей, пожав плечами:

— В Гризамане? Возможно. Но за его границами туго вам пришлось бы.

— Что вы имеете в виду? — леди Мортигит удивленно приподняла бровь.

— Я бы сделал ставку на весь Вердаман, но тягаться с небуланками нелегко. Хотя, — он критически оглядел ее, — может быть, вы и смогли бы обставить их бы по всем параметрам.

Дамы ахнули, а престарелая седовласая леди тихо обратилась к Джокулу:

— Юный лорд, полагаю, дурно воспитан и не знает, что не пристало знатной леди, особенно замужней, получать комплименты в таком тоне.

— Но почему? — удивился Джокул. — Я всего лишь заметил очевидное.

— Лорд Валлирой, что вам нужно? — леди Мортигит посмотрела на него, прищурившись, и поднесла к губам свой драгоценный кубок.

— То же что и вам, миледи.

— Вы меня заинтриговали.

— Что вы, здесь нет никакой интриги. Вам нужен мужчина, а мне женщина. Причем лучшая женщина из всех возможных.

Леди Мортигит звонко рассмеялась, дамы последовали ее примеру.

— Вы пьяны, мой друг. Я должна была сразу понять это.

— О нет, я не выпил ни капли миджархийского вина, хотя соблазн и велик. Но свежий бодрый ум мне сейчас важнее. Так что не потешайтесь почем зря.

— Простите мне мой смех, милорд, — леди Мортигит раскраснелась и засверкала глазами, — но… вы так несуразны. Низкорослый, взъерошенный наглец. Дерзите, сыплете остротами и пошлыми шутками.

— Кто, я? Я не шутил. И ваш пассаж про рост не понял, видимо, вы стесняетесь своего высокого роста?

— Послушайте, молодой лорд! — возмущенно начала седовласая леди. Но Джокул перебил ее, обратившись к леди Мортигит:

— Так вы идете?

— Куда же? — та перестала улыбаться и беспокойно вертела в руках кубок.

— В мои покои, разумеется.

Леди переглянулась с остальными дамами. Одна из них потерла пальцами свой лоб, безмолвно намекая на проблемы с головой у лорда. Леди Мортигит кивнула, настороженно косясь на Джокула.

— Послушайте, милорд, я полагаю, сегодняшний прием вас утомил и вам надо прилечь.

— Вы правы, прилечь с вами.

Леди Мортигит делано улыбнулась и сделала знак лакею.

— Хорошо, вы меня убедили, я уделю вам время — провожу до лестницы, это вас устроит?

— Нет, — покачал головой Джокул, подавая ей руку. — Сейчас мы вместе поднимемся ко мне в покои. И не начинайте опять глупых разговоров о росте.

— Послушайте… — леди осеклась. — Что вы за человек? Вы же знаете кто мой муж. Вы не боитесь оскорбить его, не боитесь поединка?

— Да какое мне дело до вашего мужа? Пусть оскорбляется, сколько ему заблагорассудится. Меня волнуете лишь вы. И что за речи о поединках? Я в одно мгновение вспорю брюхо вашему муженьку, он не успеет и меча вынуть из ножен.

— Милорд, вы дерзкий самонадеянный нахал. С чего вы взяли, что я стану спать с вами?

— Я не утверждал, что вы станете спать со мной. Я лишь предложил, а вы согласились.

— Я? Согласилась? — леди Мортигит не хватало воздуха, чтобы высказать всё, что ей хотелось. Она обескураженно посмотрела на Джокула, открыв рот.

— И хорошо, что вы позвали лакея, он поможет нам отыскать мою комнату.

Джокул махнул рукой лакею, чтобы тот шел впереди.

— Да, миледи. Я предложил, и вот вы идете со мной в мои покои.

— Позвольте, — леди Мортигит вырвала руку, которую Джокул крепко сжимал, — никуда я с вами не пойду. Оставьте меня и моего мужа в покое. И помимо него найдется немало желающих вспороть вам брюхо, если я попрошу.

— Но ведь вы не попросите. И вы хотите пойти со мной. Если бы вы не хотели меня, вы бы развернулись и ушли, но вы ругаете меня, тем самым отговаривая себя и оправдываясь. Но вот мы и пришли. Уже и лестница, идете?

— Еще никто не разговаривал со мной в подобном тоне, — выдохнула леди.

— Так это хорошо или плохо?

— Я не стану спать с вами, — отчеканила она, глядя прямо в смеющиеся глаза Джокула.

— Я вас и не заставляю. Это вы себя зачем-то уговариваете не ходить со мною.

— Убирайтесь!

— Но я и ухожу. Вопрос в том, идете ли вы? Заметьте, никто на нас не смотрит. Все пьют. Здесь полумрак. Никто не узнает, вам нечего бояться. Ваш муж наверняка уже так надрался, что до завтра не очнется. Я спрашиваю вас в последний раз, идете?

Джокул поставил ногу на первую ступеньку. Леди непроизвольно подалась вперед и посмотрела на него округлившимися глазами.

— Вот! – торжествующе воскликнул Джокул. – Это и есть ваш ответ.

— Ушам своим не верю, — пробормотала она.

— Чего вы боитесь? Делайте то, что вам хочется. К чему вам ваша красота, ваша обольстительность, ваши желания, если их не с кем разделить?

— Я ушам своим не верю! Вы и впрямь демон, прав был ваш братец,- леди быстро двинулась вверх по лестнице. Джокул еле поспевал за нею.

Лакей привел их к дверям покоев, которые прежде занимал старый лорд Валлирой. Леди обратилась к лакею, вкладывая несколько монет ему в кулак:

— Передай лорду Мортигиту либо его слуге, что мне нездоровится и пришлось удалиться. Он поймет.

Лакей с равнодушным лицом поклонился и быстро направился прочь. Они вошли в комнату, и Джокул с силой захлопнул дверь. Он быстро подошел к леди, прижал ее к стене и принялся широко распахнутыми глазами созерцать ее лицо. Она смущенно улыбнулась.

— Я беременна. Срок еще совсем маленький и мне часто нездоровится, особенно на приемах.

Джокул закрыл глаза и набрал полную грудь воздуха.

— Чудесно, — с шумом выдохнул он. – Это же просто замечательно.

Он начал раздевать ее, не особенно заботясь о сохранности платья.

Когда на пол упала вся одежда, Джокул восхищенно оглядел леди с ног до головы.

— Ты еще прекраснее, чем я мог представить. Как тебя зовут?

— Авиора.

— Меня называй Джеки.

Джокул расстегнул и снял наручи. Он положил ладони ей на талию и плавно провел ими до бедер. Он посмотрел на нее снизу вверх.

— Что-то не так? Ты смущена.

Авиора провела ладонями по его блестящему черному нагруднику. Она робко улыбнулась.

— Рядом с тобой я чувствую себя огромной.

— Какая глупость. Ты совершенство. Твое тело полно жизни и красоты, словно букет лилий. Если ты позволишь, я хочу опьянеть от тебя.

Он вынул кинжал и перерезал все веревки на ее прическе. Волосы упали ей на плечи медовыми густыми локонами.

— Ты красива безо всяких условностей. Ты как свежеиспечённый хлеб, политый медом. Твои глаза словно изумруды на золотом крассаражском песке.

Авиора расстегивала ремни и снимала с него доспехи. Наконец Джокул нетерпеливо стянул с себя рубаху и притянул ее к себе.

— Джеки, ты напряженный и жилистый, словно крассаражский  гепард.

Она запустила руки в его густые волосы и еще ближе прильнула к нему. Джокул впился в ее губы, сгреб Авиору в охапку и без труда отнес на кровать, где некогда лорд Экбрулигант Валлирой, пребывая в самом дурном расположении духа из-за внезапного появления Джокула, лежал полночи без сна.

 

Предыдущая глава

Следующая глава

error: