28. Ужин лорда

В просторной нише в стене, куда падал свет через небольшое отверстие сверху, прямо на камне было выбито дерево со звездами вместо листьев. Корни его сплетались в стрелу, указывающую вниз. На самом её кончике темнела капля вмурованного в стену крохотного кусочка соралита. Внизу на постаменте среди множества свечей располагалась большая каменная чаша с водой.

Было тихо. Леди Валлирой сидела в нише, облокотившись о холодную стену. Руки ее безвольно лежали на коленях.

Из-за угла показалась голова Джозара. Ему совершенно не хотелось сейчас встречаться с матерью, поэтому он поспешил скрыться за поворотом. Он тоже облокотился о стену. Стоять было трудно. Труднее, чем идти. Джозар скорчился и раздраженно сплюнул. Присесть в коридоре было негде, а нога так нестерпимо ныла с утра, что он уже готов был выйти из укрытия и разделить уединение с матерью.

Но леди Валлирой неожиданно поднялась и направилась прочь. Свечи в нише дрогнули от резкого движения ее платья и потянули свои огненные пальцы за нею вслед. Леди уверенно шла по коридору замка, не уступая никому дороги. Она не собиралась оставлять свои ритуалы из-за риска повстречаться с кем-то из солдат своего сына, пусть и казавшимися ей свирепыми дикарями.

Джозар плюхнулся на место матери и снова зажег потухшие свечи. Он закрыл глаза, намереваясь погрузиться в молитву, но мысли так роились в его голове, что не давали сосредоточиться. Он стукнул тростью об пол.

— Хитрый проклятущий идиот! — проскрежетал он. — Демонический выкидыш. И палец о палец не ударил!.. Я десять лет из кожи вон лез, чтобы добиться положения, уважения к себе, доверия. Я один работал и учился, подчинялся и соглашался, я один знаю каждый дом в каждой деревне, каждый камень в замке. Я один заслужил владеть ими, лишь я один! — Джозар стиснул зубы. – Конечно не я наследник. Но Джовер со всеми его бредовыми принципами легко бы отдал управление в мои руки, чтобы самому со спокойной совестью добиваться этих его «честных привилегий». Тоже мне, честный нашелся. Подхалим!

Это я собрал войско, лишь я один понимаю в этом толк, ведь недоумок Джовер был слишком занят своими дурацкими шашнями и дурацкими детьми от дурацких деревенских шлюх. Да кто его научил нормально меч-то держать, кто? Ха! Кто всегда был ему другом, братом? Чем же грязный оборванец Джеки заслужил его уважение, скажите мне? Выскочил из леса и на тебе – и замок, и наследство, и… Джовер.

Красивое лицо Джозара исказилось досадливой гримасой.

— Я шел к этому замку стезей своих знаний и умений, я заслужил его! – он снова ударил тростью об пол. – Безмозглый Джовер никогда не смог бы стать могущественным человеком. Что может дать его позиция угодливого пса? Его желание пресмыкаться перед никчемным дураком! Почему никчемные дураки всегда остаются в выигрыше? Джовер всегда строил из себя миротворца, подыгрывая то мне, то Джеки, но, по сути, он просто подлиза, не имеющий своего мнения. Но этот лицемер никогда не был мне помехой или угрозой. И я его отнюдь не ненавижу, даже… люблю этого «благородного» дурака. Хоть лицемерие я презираю еще больше чем бесстыдство. А уж бесстыдство Джокула не знает границ. Лицемеры и бесстыдники управляют замком. Демонические выкидыши. Одержимые. Жрать, гадить и спать – это всё чего они жаждут, всё, на что способны, мерзкие безродные выкидыши. И во главе у них лгун, подлец и прощелыга Джокул. Тоже мне, лорд нашелся! Тронутый умом, сам себя перемудривший. Демон! Вот кого я ненавижу. Бездельника, болтуна, наглеца, не заслужившего ничего! Ничего из состояния Валлироев. Ни монера, ни комка нашей земли он не достоин.

Что он так лыбится? Что он так смотрит? На что уставился? Сверкает своими паршивыми глазищами… Да как он может? После стольких лет. После всего, что здесь с ним… произошло. Явиться сюда. Улыбаясь?! Демон, демон, демон!

Джозар от возмущения покраснел и тяжело задышал. Он умылся водой из священной чаши, сцепил руки в замок и замер, стараясь успокоиться. И это ему вскоре удалось. Он преклонил руками голову и продолжил невнятно бормотать. Он начал молиться, и делал это столь искренне и истово, что на время совершенно забыл о больной ноге, о братьях, родителях и замке.

Вечерело. И Джозар отправился на званый ужин с родителями. Он неспешно ковылял по коридорам замка, угрюмо посматривая на его обитателей единственным зрячим глазом. Солдаты дружно трапезничали, устроившись где придется, и Джозар брезгливо кривил губами, глядя как они жадно уписывали из своих мисок капустное рагу.

Он нашел брата и отца с матерью в музыкальном зале.

Родители и Джовер сидели за накрытым столом, не притрагиваясь к еде. Джозар прикрыл за собой дверь и подошел к столу. Леди ласково улыбнулась сыну и слегка дотронулась до его руки.

— Джози, дорогой, мы ждали только тебя.

— Вижу, миледи.

Джозар презрительно осмотрел стол.

— Капуста, миледи? Капуста?

— Тушеная капуста, — уточнил Джовер. – С грибами, между прочим.

— Валлирои едят теперь капусту? – злобно рассмеялся Джозар. – О, простите, — капусту с грибами?

— Жри, что есть на столе, пока не отобрали и это, — мрачно пробормотал лорд-отец.

— А вы, милорд, смотрю, уже успели нахлестаться? – усмехнулся Джозар. – Хитро придумано. Пьяному и капуста что пирог с почками.

— Пирог есть, Джози, — мягко сказала леди, протягивая Джозару кусок. – Поешь, пожалуйста.

Джозар отпихнул тарелку с куском рыбного пирога. Лорд ударил кулаком по столу. Леди вздрогнула, а Джовер покачал головой. Он засунул в рот ломоть хлеба, зачерпнув им капусту из общего блюда.

— Не пойму, что тебе не нравится? Будто в миджархии лучше кормят.

— Заткнись, Джовер! – прошипел Джозар, сверкнув единственным глазом. – В миджархийских столовых кормят военных. Это же — гостиная одного из самых богатых лордов Гризамана. И на роскошном палисандровом столе стоит миска с капустой. И всем это нравится. Все жрут да нахваливают. Я понял, что тут происходит.

Джозар с трудом встал.

— Джозар! – прогремел лорд. – Сядь и жри капусту!

— Вы все находитесь под властью хитрого демона! – вскричал Джозар, тыкая пальцем в лица родни. – Он помутил ваш разум. Он окунает всех в навоз лицом, но все лишь пожимают плечами. Ведь он на то имеет право!

— Джози, успокойся, — примирительно сказал Джовер. – Я раньше тоже рассуждал как ты. Но пора понять, что теперь здесь все иначе. И нужно играть по местным правилам. И никаких демонов здесь нет. Джокул законный лорд по праву рождения, к нему не может быть никаких притязаний.

— О, ты всегда был подхалимом, Джовер, — воскликнул Джозар, — держишь нос по ветру! Далеко пойдешь.

Лорд встал, слегка пошатываясь, обошел стол и приблизился к Джозару.

— Если ты сейчас не съешь эту капусту, — угрожающе проговорил он, — я лично запихну тебе в глотку все до последнего кусочка.

Джозар усмехнулся.

— Как прикажете, милорд, — он поклонился, — я изволю откушать ваш великолепный ужин.

Он уселся за стол, подвинул миску и положил капусту на красивую металлическую тарелку. Затем взял изящную серебряную вилку и нанизал на нее еду.

— Великий боже, я никогда еще не едал таких великолепных блюд, милорд, — ехидно процедил он, проглотив. – Такое угощение вы просто обязаны поставить на столы перед высокими гостями. Весь свет будет воспевать ужины в Синем замке, а повар Бесита сдохнет от зависти.

Лорд-отец устало опустился рядом.

— Послушай, Джози, неужели забыл ты, чему я учил тебя? Терпение превращает песчинку в жемчужину. Будь же терпелив, сын.

— А еще, милорд, вы говорили о том, что безропотность – для мертвых. Вы часто противоречили сами себе. Но, однако, это научило меня не смотреть на вещи однобоко.

— Мужество и благородство покажут себя не наслаждением в минуты процветания, а лишь терпением в часы отчаянья, — покачал головой отец.

— Вы, милорд, весьма терпеливы. С полным брюхом вина легко быть терпеливым.

— Не стыди отца, Джози, — сказала леди с упреком, — ему сейчас нелегко. Нам всем нелегко. Но согласись, сын, что не в одной лишь пище благо. Твой брат вернулся домой живым и невредимым. Это настоящее чудо – сами боги покровительствуют ему. Он благословлен свыше, мы должны молиться за него, Джози. Он необычный человек. Ему нелегко жилось, он многое пережил, но не сломался. Как истинный Валлирой он вернулся домой.

— Он разорил этот дом, миледи, — ответил Джозар, — и опозорил вас с отцом перед всем белым светом.

— Согласись, Джози, родители сами всегда хотели, чтобы Джокул наследовал замок, — заметил Джовер, — так и получилось. Жаловаться нечему.

— Резонно, — кивнул Джозар. – Я же всегда говорил, что Джокул никчемный сумасшедший болван и доверить ему управление может только такой же болван. И когда он сбежал, я подумал, что крохи разума в нем возобладали, и он решил-таки избавить нас от своего присутствия. Не мог же я знать, что все это было подготовкой к такому «триумфальному» возвращению.

— Мне кажется, ты умираешь от зависти, Джози, — хохотнул Джовер, — но, право, нельзя же так открыто плеваться желчью.

— Я прокляну тот день, когда позавидую демону, осквернив навечно свою душу.

— Что ты заладил про демона? – раздраженно сказал Джовер. – Демон да демон! Джеки всегда был насмешником и остряком. Ничего демонического в этом нет. Он – человек, наш брат. Теперь я твердо в этом уверен.

— Вспомни, что он выжил в Синем лесу. Один, практически без оружия. В лесу, полном волков и священных медведей, которые растерзают любого чужака. Я думаю, именно тогда и родилась его демоническая сущность.

— А может, она родилась в то время, когда ты колотил его палкой, наскакивая из-за угла? Когда швырял в него булыжниками со стены?

— Это была лишь шалость несмышленых детей. И ты тоже участвовал в ней, Джовер.

— Но я специально старался попасть мимо, — признался Джовер, — ты же с самого детства мечтал прикончить Джеки.

— Искренне считаю, что от этого всем было бы лучше.

— Не могу больше выслушивать это, — леди Валлирой встала. Ее усталое лицо было печально и бледно.

— Мама, ты ничего не съела, — сказал Джовер, пододвигая ей тарелку и кубок. – Поешь, давай я налью вина.

— Не стоит, Джови. Я вполне сыта. Сыта вашими распрями. Вы – редчайшее чудо рождения. И я не встречала еще таких несносных раздоров между братьями как у вас. Вместо того чтобы примириться после долгой разлуки, восславить богов за столь чудесное воссоединение, каждый из вас делает ровно наоборот – вы проклинаете друг друга, нападаете, калечите, богохульствуете. И если Джеки, весь израненный в душе — трагичное зрелище, то злобные причитания Джози и вовсе невыносимы.

Она вышла из зала.

Джовер хмуро глянул на Джозара. Тот махнул рукой.

— Мама всегда любила высокопарно страдать.

Лорд отец ударил кулаком по столу.

— Не смей осуждать мать! Ты думаешь, что ты так умен, Джозар, так прекрасно образован и опытен, что можешь решать, кому как страдать и смиряться? Как жаль, что мне в свое время так и не удалось вдолбить тебе в голову хоть немного почтения и уважения к старшим, к родителям. Ты всегда был надменным и спесивым. Но жизнь не научила тебя, что иногда лучше прикусить свой змеиный язык. И даже оставшись одноглазым калекой, ты продолжаешь сочить свой яд на всех вокруг. Я был с вами недостаточно жестким, я должен был еще в раннем детстве выбить из вас с Джеки зазнайство и спесь. Но я жалел вас, оболтусов. Из-за вашей матери! Она умоляла меня быть с вами мягче. Ты вообще чудом выжил при рождении. Тебя выхаживал лекарь из Речища, Вивар, да-да, тот самый, что выхаживал тебя и сейчас. Мать в молитвах проводила каждый час, умоляя богов даровать тебе жизнь. И тогда, и нынче. О да, ты познал боль. Но о страдании ты по-прежнему не знаешь ничего!

— Всё его страдание в том, что он младший сын, — хохотнул Джовер. – Вот где трагедия жизни Джозара! Последний в очереди наследования, почти никакой собственности, хорошо хоть выгодное место в миджархии занял. А теперь и это под вопросом. Да, Джози?

Джозар зарычал и сплюнул.

— Ладно, ладно, братец, я дразню тебя, — усмехнулся Джовер, — вот лучше, поешь-ка. Тебе надо силы восстанавливать, голодом сидеть точно нельзя.

Он подвинул брату кубок вина и миски с едой. Отец молча продолжил есть, не глядя на сыновей. Джовер налегал на пирог и вино. Джозар зачерпнул куском хлеба капусту и с омерзением принялся жевать.

 

Предыдущая глава

Следующая глава

error: