46. В гостях у змея

Наступающее лето погрузило Гризай в ежегодные хлопоты. Поля и пастбища ожили, крестьяне вывозили свои семейства и скотину на земельные работы. Улицы были полны детей, радующихся теплу. Больше не надо было кутаться в несуразную взрослую одежду, а башмаки, единственную пару которых зачастую носили всей семьей по очереди, теперь можно было приберечь, раз уж земля стала достаточно тепла, чтобы бегать босиком. На прилавках появилось много зелени и первых цветов. Лавочники убирали заслоны с витрин, чтобы торговать прямо на улицу, и город наполнялся ароматами хлеба, жженого сахара, жареного мяса и лука.

Никаких крутых перемен со времени воцарения Розалии никто не замечал. Она принимала осторожные решения и предпочитала плавно подводить людей к тому, что намеревалась сделать.

Двор процветал. Жалование придворным и слугам значительно увеличилось, как и их число. В то же время Розалия ввела налог на стражу, и все, кто любил окружать себя многочисленными охранниками, расплачивались за присутствие каждого из них серебром. Первым изменением в городском пейзаже стало начало грандиозного строительства театра под открытым небом, а следом и новых жилых домов вокруг него – чертежи были утверждены еще миджархом Гроффолксом, и Розалия решила продемонстрировать свою снисходительность в отношении замыслов отца. Так же она велела наладить торговые отношения со Скоггуром и отправила туда лорда Орелло, к его великому неудовольствию. Сама она ждала визита небуланского посла, который назначил встречу в середине лета ей лично и всем гризаманским миджархам.

Начало же лета ознаменовалось турниром на главном ристалище города. Розалия, прежде страшно не любившая турниры, участвовала во всех приготовлениях и тщательно следила за исполнением всех своих приказов. С невозмутимым видом она принимала гостей. Несколько сотен раз благосклонно кивнула. Не обронив ни одного лишнего слова, не покраснев и ни разу не качнувшись устало, провела королева целый день на трибуне у ристалища со своими рыцарями. Не в чем было упрекнуть ее в тот день, хоть у многих и чесались языки. Немало было у нее врагов, но никто открыто против нее так и не выступил. Рыцари обожали свою королеву, посвящали ей победы и выпили в ее честь несколько бочек миджархийского вина.

Знать старалась держаться подле Розалии. Многие делали это, поглядывая на более могущественных соседей, которые почитали королеву. В свою очередь те выражали почтение прежде всего из страха перед рыцарством и клевретами королевы, которыми теперь были не повара, но военные. И немаловажную роль играли приближенные к трону дамы, жены и дочери лордов, не собиравшиеся терять такие великолепные привилегии.

На турнире Джовер пребывал в отличном расположении духа. Целый день он сражался, не пропустив ни одного удара. Удача благоволила ему, и в награду из рук королевы он получил тонкий золотой обруч, который радостно нацепил на свой шлем и горделиво объезжал ристалище под всеобщие овации.

Джозар угрюмо хлопал брату, стоя неподалеку у шатра. Что ни говори, а Джовер был великолепным бойцом. Джозар возблагодарил бога, что на турнире не было Джокула, который перетянул бы на себя все внимание своим выпендрежом. Джозар усмехнулся. Скоро этот болван получит свое. Однако спешить некуда, спешка не помощник в этом деле. Уж слишком хорошо он помнил, чего ему стоила необдуманная поспешность. Джокул хорошо противостоит насильственным методам. Что ж. Джозар презрительно скривился. Значит надо бить исподтишка. Но не одному, нет. Для начала необходимо подтянуть единомышленников.

Бесита не посетил турнир. Он безвылазно сидел на кухне, кошмаря своих кухарок, много пил и откровенно бездельничал. Жалование ему оставили прежним, но запретили подниматься выше хозяйственных этажей. Оскорбленный до глубины души повар пытался всячески мстить королеве и посылал чудовищные блюда, которые невозможно было есть. Слуги много раз пытались подменить еду, но Розалия запретила им делать это и демонстративно ела ужасно пересоленную или горелую еду с видом полного ею наслаждения. Ее сотрапезникам приходилось вкушать отвратительные блюда и нахваливать. Бесита махнул рукой и вовсе перестал готовить, валяясь либо в своей каморке, либо на кухне пьяный и страшно злой. Кухарки отлично справлялись и без него, на что Варт резонно заметил, не стоит ли и вовсе вышибить вон нахлебника-повара из города?

Но Розалия запретила трогать Беситу. Его многие любили, и воспринимали его как саму собой разумеющуюся часть миджархии. Изгнав его, новая королева подчеркнула бы свои намерения все перекроить по-своему. Но люди не любят перемен. Тем более, заявила Розалия, необходимо показать, сколь милостива и добра она к людям как правительница города, хозяйка замка и дочь своего отца.

Джозар частенько захаживал на кухню к Бесите, распивал с ним вино, выслушивал его ругательства и сетовал на несправедливость жизни. Повар невероятно радовался его компании и всячески старался заманивать капитана к себе как можно чаще. Вскоре он перестал напиваться, осознав насколько плодотворнее получается сговариваться на трезвую голову. Ему же и пришла мысль отправить Джозара в прибрежный замок Гроффолксов. Джозар согласился поехать в Лагуну с большой неохотой. Он терялся перед Рижель, а слухи о ее помешательстве и огромной змее совсем не прибавляли этому месту привлекательности. Но Бесита почему-то загадочно потирал руки и уговаривал капитана согласиться на визит. О Рижель было известно только то, что она сошла с ума и живет в Лагуне практически в одиночестве, лишь под охраной гарнизона да с парой слуг.

Джозар страстно жаждал собрать единомышленников, готовых участвовать в заговоре против Джокула и Розалии. И Рижель в его представлении никоим образом не входила в их число. Но Бесита лишь подмигивал и настойчиво отправлял Джозара в Лагуну. «Не понимаю, чем она нам поможет» — недовольно процедил тот, но на следующий день уехал из Гризая.

 

Нога его еще иной раз ныла, он еле заметно прихрамывал, но уже мог обходиться без трости. Ослепший глаз, к его великому сожалению, вылечить не удалось. Но это было меньшим злом из существующих, поэтому Джозар быстро начал привыкать видеть мир одним здоровым глазом.

Он тщательно собирался в путь. Достав из сундука свои лучшие одежды и решив ограничиться минимумом защиты, он надел на стеганку кольчугу, сверху натянул роскошную тунику цвета крови, расшитую золотыми нитями, подпоясался ремнем и привесил пару кинжалов и свой неизменный меч. Он натуго переплёл две своих длинных косы, нахлобучил на голову красную шляпу с пышными перьями, напоминавшую цветочный горшок с валлотами, застегнул серо-красный плащ на плече огромной фибулой с изображением солнца, и, сияя во всем своем великолепии, отправился нанести визит Рижель Гроффолкс.

Его идеально вычищенный скакун сиял под жарким солнцем как вороненый доспех. Джозар горделиво восседал на нем, неспешно проезжая по улицам города. Будучи привлекательным и роскошно одетым, он наслаждался вниманием женщин и завистливыми, опасливыми взглядами мужчин. Кто же был самым неотразимым придворным кавалером, как не он? Ну, конечно, еще Джовер, — раздраженно подумал Джозар. Да разве что этот патлатый болван Морион. И докторишка Айло Легур. Но разве этот жалкий мужеложец может всерьез кого-нибудь интересовать? Охальник смрадный, рукоблудник проклятый! Джозар сплюнул. Хотя чего еще от него ожидать. Как удачно, что Морион любит изрядно выпить и всласть посудачить – он всегда в курсе всех скандалов и конфликтов при дворе и рассказывает много интересного. Джозар довольно усмехнулся. Будь он миджархом, все было бы иначе. Его окружали бы лишь избранные, только лучшие. С неугодными он бы расправился самым подходящим образом. Джозар с удовольствием припомнил несколько последних казней. Какая жалость, что палач Миркур сгинул в огне, до чего же изумительный был мастер! – посетовал Джозар. Этот недоумок Барди, мнящий себя великим палачом, не может даже отрезать ухо воришке. Трясущиеся руки его так возмутили Джозара, что тот хорошенько вздул незадачливого исполнителя. Капитан рассмеялся. Настроение у него, все же, было отменное.

Он решил свернуть немного южнее и посетить деревню Прибрежье, которая принадлежала замку Гроффолксов, а значит и Рижель. Поселение это оказалось большой и аккуратной, зажиточной рыбацкой деревней. Небольшая удаленность от Гризая и покровительство такого могущественного семейства как Гроффолксы сделали Прибрежье островком спокойствия, постоянства и достатка. Джозар по-хозяйски проехался по деревне, осматривая дома и причалы. Люди бросали дела и выходили посмотреть на господина, который столь неожиданно посетил их. Они окружили Джозара, разглядывая его с ног до головы. Один старик снял шапку и обратился к капитану, неуверенно подбирая слова:

— Господин, вероятно, направляется в замок? Позвольте проводить вас, господин.

— Зачем мне твоя компания? – брезгливо проговорил Джозар, трогаясь с места. – Обойдусь, старик.

— Я всего лишь хотел предостеречь вас, господин, — не отставал рыбак, следуя за ним.

— От чего же?

— В замке живет ужас! – голос старика дрогнул. – Ужас, который не в силах вынести наши глаза. Смертоносный кошмар!

— Ну не настолько уж дурна Рижель, — пробормотал Джозар, усмехнувшись. – Какой еще ужас, безмозглый ты тупица?

— Змея, господин! Там живет большущая змея! Огромная как гора и злая как тысяча демонов!

Джозар криво улыбнулся.

— Да ты совсем спятил под солнцем, старик. Ступай уже, пока я тебя не погнал взашей. Змея как гора. Чернь уже совершенно свихнулась и отбилась от рук. Животные в замке господ не должны волновать вас, неугомонные!

Джозар подстегнул коня и быстро направился в Лагуну, видневшуюся из-за утеса.

К его удивлению, ворот перед ним не отперли. Он топтался под крепостными стенами, возмущенно долбя кулаком по дверям. Спустя какое-то время калитка слева от ворот открылась, и оттуда вышел стражник.

— Где ты был, мерзавец? – взревел Джозар. – Сколько можно дожидаться, когда мне отопрут ворота?

— Простите, капитан Валлирой, — испуганно пробормотал стражник, — не велено никого пускать. Но я доложу немедленно…

— Бред! – выругался Джозар ему вслед. – Что за истерическое бешенство у вашей хозяйки? Сумасшедшая сука. Что я тут делаю, во имя Павшего бога?! Я еще припомню Бесите этот визит.

Очень скоро раздался скрип, и створки ворот любезно раскрылись, пропуская Джозара. Тот проскочил внутрь и спешился у самых дверей замка. К его величайшему возмущению и они оказались заперты. Джозар мощно забарабанил кулаком по двери, и сразу же послышался звон ключей и замков. Служанка, открывшая ему, оказалась невероятно толстой бабой с маленьким хищным лицом. За поясом ее торчал огромный нож без ножен. Она пропустила Джозара внутрь и поспешно захлопнула дверь.

— Что за демоническое отродье, — процедил Джозар, широким шагом проходя в парадный зал. – Почему тут такая жара?

— Госпожа готова принять вас, — хрипло сообщила служанка, поспешно убегая в коридор.

Джозар изумленно посмотрел ей вслед, скривив брезгливую гримасу. Он направился, было, к лестнице, уже открыв рот, чтобы позвать хозяйку замка, но замер на полпути.

На лестнице, свернувшись беспорядочными кольцами, лежал Крэй. Он, не мигая, смотрел на Джозара, пробуя длинным блестящим языком воздух.

Джозар стоял, не шелохнувшись. От восторга его глаза заблестели, словно сверкающие зрачки змея.

— Так вот ты какой, змей-гора? Ты же настоящий красавец! Воистину ты роскошен, приятель.

— Приятно слышать, что вы уже подружились, — раздался голос сверху. Джозар нехотя оторвал глаза от Крэя. На лестнице стояла Рижель. Она была облачена в тонкое льняное платье винного цвета, отороченное золотой тесьмой. Волосы ее пышно лежали непослушной темной копной на плечах. Под тонкой тканью остро вырисовывались грудь, живот, косточки бедер. Кожа блестела, словно натертая маслом, глаза сияли как два драгоценных камня.

— Капитан Валлирой, вы великолепно выглядите! Дорога не испортила ваш элегантный наряд.

Рижель медленно спускалась с лестницы. Крэй пришел в движение, уступая своей госпоже дорогу. Джозар, открыв рот, во все глаза смотрел на нее. Он стянул шляпу и учтиво поклонился, изысканно демонстрируя свое почтение даме.

— Вы выглядите невероятно, восхитительно, божественно, миледи. И…

— Договаривайте, капитан, не стесняйтесь, — Рижель обошла Джозара сзади.

— Я бы сказал — огненно, — он незаметно утер капли пота, выступившие на лбу.

— Вам жарко, капитан, разденьтесь.

Камины и впрямь гудели ярким пламенем – по коридорам гулко разносился треск дров. Джозар расстегнул фибулу. Рижель приняла у него шляпу и плащ и повесила на каменные перила у лестницы.

— Прошу, капитан, — Рижель указала рукой вправо, и они прошли в роскошно обставленный зал, где так же ярко горело два камина, были зажжены свечи и стоял большой стол со множеством вин на выбор и парой кубков. Джозар наполнил их, и они с Рижель уселись в кресла друг напротив друга.

— Признаюсь, миледи, вы выглядите совершенно иначе, нежели с нашей последней встречи, — не сдержался Джозар.

— Нравится ли вам такая перемена, капитан?

— Весьма! – слишком горячо выпалил Джозар, тут же пожалев об этом.

— Вот как? – Рижель усмехнулась. – Припоминаю, как во время нашего с сестрой визита в Синий замок, вы насмешливо смотрели в мою сторону, либо проходили мимо, делая вид, что не замечаете меня.

Джозар раздраженно промычал.

— Давайте не будем вспоминать о том проклятом времени. Расскажите лучше о вашем змее? Мне интересно всё!

— Его зовут Крэй. Мы живем здесь с ним совершенно одни.

— Но отчего же он стал так огромен?

— Полагаю, это одна из особенностей животных Южной Небулы. У вашего брата Джокула лошадь как раз оттуда, вы же помните. Все живые твари там приобретают либо огромные размеры, либо странные уродства.

— Уродливая кобыла Джеки не животное, а демоническое отродье, — процедил Джозар, — под стать своему хозяину.

— Как же вы его ненавидите, — удивленно проговорила Рижель. – В вас просто полыхает огонь ненависти.

— Полыхает, да, — задумчиво проговорил Джозар, почесывая шею и глядя на Рижель. – Кстати, не расскажете, почему вам взбрело в голову «сойти с ума» и уединиться здесь со своим… Крэем.

— Мы с вами слеплены из разного теста, капитан, — рассмеялась Рижель, — вы не поймете моей тяги к одиночеству. Уединение это моя свобода. Возможность почувствовать себя, услышать себя, любить себя.

Она рассмеялась, схватила бутылку и выпила вина прямо из горлышка. Джозар искоса поглядел на нее. «С ума-то она точно сошла, это совершенно определенно» — подумал он.

— Неужели, капитан, вам никогда не хотелось уйти в отдаленное место, закрыться от всех и творить что вашей душе угодно?

— Нет, как-то не приходило в голову. К тому же, чтобы творить что моей душе угодно, мне не нужно никуда прятаться, — пожал плечами Джозар.

В комнату тихо заполз Крэй. Он свернулся вокруг кресла Рижель и его белая морда замерла у ее груди. Рижель погладила змея и поцеловала в чешуйчатый лоб.

— Похоже, он ревнует, — рассмеялась она.

— Ревнует? Это как-то слишком, — опасливо проговорил Джозар.

— Не волнуйтесь, капитан, он не тронет вас. Если я не велю ему.

Джозар невольно вжался в спинку кресла.

— Он вас слушается? Немыслимо!

— О да. Он верен мне. Люди никогда не смогут подарить мне такую верность.

— Ну не говорите за всех.

—  Но это правда. Я не променяю его ни на кого. Он и хозяин мне, и развлечение, и дитя, и любовник.

Джозар почесал в затылке.

— Ну, такого, тысяча демонов, я в жизни еще не слышал. Как же вас угораздило, миледи? Мне кажется, вам надо на время покинуть замок и отвлечься.

— Не надо хлопотать обо мне, капитан, лучше следите за собой, да будьте осторожны, — она подмигнула ему и рассмеялась. Они выпили еще.

Джозар совершенно не сомневался, что сегодняшний вечер ознаменуется постельной страстью с Рижель. Он был абсолютно уверен, что она отдастся ему, и размеренно цедил вино, глазами раздевая и предвкушая ее тело. Однако этого не произошло.

Рижель маняще раскинулась в кресле, поддавшись винному дурману. Жар от каминов, томная поза женщины. Джозар, было, возликовал сердцем, радуясь неожиданному подарку судьбы в лице слабой рассудком и столь пленительной девы.

Но рядом все время извивался Крэй, не давая ему подступиться к ней. Джозар зарычал от разочарования. Огромная тварь постоянно болтается возле хозяйки, не давая ей без него и шагу ступить!

Так прошел день. А за ним и ночь. Джозар провалялся в своих покоях до утра, не сомкнув глаз и надеясь, что леди посетит его. Но Рижель не появилась ни ночью, ни утром.

Джозар спустился на кухню и на удивление роскошно позавтракал. Кара рада была услужить благородному господину и расстаралась на славу. Яйца, жареный цыпленок с зеленью и совсем молодой морковью, свежий хлеб и огромная кружка эля. Джозар довольно крякнул. Словно и не завтрак вовсе, а ужин на четыре персоны. Насытившись, он в благодарность даже кинул Каре несколько монет.

От нечего делать он отправился на берег, выволок на воду лодку и обнаружил в ней лесы и крючки. После небольших приготовлений Джозар самозабвенно занялся рыбалкой, выведя лодку на середину лагуны. На море стоял штиль. Тихая лазурная гладь воды сверкала под солнцем миллионами бликов и была столь прозрачна, что Джозар местами мог видеть дно и рыб, проплывавших внизу. К вечеру он принес на кухню целую связку пестрых окуней, которых Кара немедленно зажарила к столу.

В зале, где они с Рижель ужинали, было уже менее жарко, чем вчера. Темноту рассеивали свечи, ими была уставлена вся мебель. Рыба и вино были превосходны. И вечер подходил к своему логическому завершению.

Но Рижель была неразговорчива и задумчива. За весь ужин она не проронила почти ни слова. Кроме нижней рубашки и парчовой мантии с широкими рукавами до пола и длинным шлейфом на ней ничего больше не было. Джозар смотрел на нее, размышляя, почему он раньше не замечал ее привлекательности. Возможно, и замечал, но старался не обращать внимания, ибо она не была доступна для него. Кто его знает.

— Капитан, вы весьма приятный человек, когда злость не царапает ваше лицо морщинами и вздувшимися венами, — проговорила Рижель. – Вы похожи на…

— Только не говорите мне, что на старшего брата, — раздраженно бросил Джозар.

— Ну, это вы и так знаете, — рассмеялась Рижель, — нет, я хотела сказать, что вы похожи на усталого дикого коня.

— Отчего так?

— Вы все время яростно устремляетесь куда-то в поисках своей выгоды, правды или еще чего-то. Но вы устали. Я чувствую, как здесь и сейчас вы расслаблены, как ваше лицо разгладилось, исчезла презрительная гримаса высокомерия, которая вам так свойственна.

— У вас тут действительно очень мило, — кивнул Джозар, — располагает к отдыху. Только жарко слишком.

— Тепло я поддерживаю для комфорта Крэя.

— Я так и понял. Вы настолько зациклены на нем?

— Крэй – господин моего замка, — ответила Рижель, и добавила: — и мой господин.

— Не считаете, что подчиняться змее, пусть и такой великолепной и огромной – это своего рода помешательство?

Рижель пожала плечами.

— Возможно. Мне плевать, что считают люди.

— И что считает ваша сестра? – Джозар с вызовом посмотрел на Рижель. Та поджала губы.

— У Розалии началась своя история, отдельная от моей жизни. То, что она делает, требует невероятных усилий и смелости. Я восхищаюсь ею, воистину она сильна, и как бы странно это ни звучало, она куда прочнее стоит на обеих ногах, нежели я. Розалия поступила мудро и смело, достигнув таких высот, но я ей более не интересна. Полагаю, ей не до меня, и есть куда более важные проблемы кроме внимания к моей персоне.

— Вы совершенно правы, — кивнул Джозар. – О вас в миджархии давно никто не вспоминает, разве что ваш лекарь.

— Айло? Как он?

— Процветает, как и все, кого королева пригрела у себя под юбкой.

— Почему вы так пренебрежительно говорите о ней? Вы присягнули ей.

— Насколько ложна ее королевская власть, настолько же тщетна и присяга ей, — фыркнул Джозар.

— Ложна?

— Она не лидер, не вождь, но лишь жертва манипуляций Джокула. Беспомощная и глупая дева, чей разум он смутил. Он заставил ее захватить трон и переписать закон. И должен понести наказание за это.

— Не думаю, что Джокул мог такое провернуть, — покачала головой Рижель, — да и зачем ему это? Ему всегда было наплевать на миджархийские интриги.

— Зачем? Да зачем угодно. На самом деле у него появилось весьма много привилегий. Все знают, что ваша сестра неравнодушна к нему, он же играет на ее чувствах, заставляя плясать под свою дудку.

— Не сгущайте краски, капитан, — холодно сказала Рижель. – Может, наконец, вы объясните истинную цель вашего визита ко мне? Отдохнуть и отоспаться, разумеется, вы здесь можете. Но что вам конкретно нужно от меня?

— Я намеревался просить у вас помощи в спасении вашей сестры, но, похоже, вам это не интересно.

— Спасении? Если бы Розалия нуждалась в спасении, я знала бы об этом. Вам покоя не дает возвращение вашего брата, да вас просто трясет, когда вы видите его, — рассмеялась Рижель. — Понимаю – вы считали его мертвым, усопшим, успокоившимся. Но он вновь ворвался в вашу жизнь, да столь неожиданно и дерзко. Напугал вас. Вы напуганы, вы пребываете в смятении и злости от того как он весел и беззаботен, хотя должен быть сломлен и угрюм. Но не пора ли вам уже успокоиться и принять его? Возрадоваться, наконец, его чудесному возвращению. Уняться, заняться чем-то полезным.

— Бардак в столице вы называете чудесным возвращением? – усмехнулся Джозар.

— И столица вам покоя не дает, капитан, — медленно произнесла Рижель. – Вас окончательно добила победа моей сестры над кучкой наглых лордов, что принуждали ее к замужеству. Почему же вам вечно неймется? Что вы скачете как ужаленный по самым неспокойным местам в стране?

Джозар сыто вздохнул, отставив тарелку.

— Все могло окончиться иначе. Если бы Розалия не выкинула этот фортель в храме, я сидел бы сейчас на верховном троне Гризамана. А ее на то надоумил мой братец, я абсолютно уверен в этом.

— Так мы все должны возблагодарить Джокула Валлироя, — сказала Рижель и подняла кубок. — Взгляните правде в глаза, капитан, — какой из вас миджарх? Вы ужасны.

— Что же во мне такого ужасного?

— Вы злобный, мстительный, невероятно драчливый и несдержанный человек. Вы знаете, что это так.

Джозар рассмеялся.

— Вы тоже сделали верный выбор, отказавшись от трона. Сумасшедшая, трусливая, самолюбивая стерва. Не говорите, что не знаете этого!

— Что мы ссоримся как дети, — устало вздохнула Рижель, — перестаньте капитан. В детстве, кстати, вы называли меня точно так же. Вы ужасно предсказуемы.

— А вы были более снисходительны и не опускались до оскорблений, — Джозар вскочил со своего места и подобрался к ней. – Но сейчас… Какой огонь пылает в вас! Он мне так нравится. Он влечет меня.

Он встал возле нее на одно колено и впился губами ей в руку. Внезапно до его ноги что-то дотронулось. Джозар резко развернулся, выхватывая из-за пояса кинжал. Из-под стола торчали огромные кольца Крэя. Он тихо заполз в зал и медленно опутывал своим телом кресло Рижель.

— Проклятая тварь! – Джозар с силой вложил кинжал в ножны и быстрым шагом покинул зал.

Рижель рассмеялась ему вслед.

Четыре дня пролетели словно миг. После того ужина Джозар больше не видел Рижель. И хоть он искал ее, бродя по многочисленным залам замка, стучал в ее покои, громко звал и извинялся на все лады, она не вышла к нему.

Рыбалка никак не могла ему наскучить, поэтому он пробовал даже ночную ловлю с факелом, которая увенчалась тремя карасями и привела капитана в восторг.

Пустынный замок был прекрасен. Джозар бродил по гулким коридорам, просиживал часами в залах, где всласть пил и курил. Он забирался на самые высокие башни, выходил на главный балкон, украшенный статуями. Оттуда он наслаждался прекрасным видом на море и скалы.

Он чувствовал себя как дома. Изучил каждый уголок, приметил некоторые недостатки и отметил несомненные достоинства. Он распоряжался служанками – велел им наполнить ванну, вымыть себя, приказал подать закуски в спальню. Они чистили ему обувь и одежду, ходили по его поручениям в деревню.

Змей нигде не показывался. Проводя дни за рыбалкой и изучением замка, Джозар ни разу не вспомнил о Джокуле, Розалии, о Бесите и своих планах. Он изредка выходил к гарнизону, чтобы хоть с кем-то переброситься словом. Стража благоденствовала – невеликие обязанности и почти полное отсутствие контроля их всецело устраивали. Змей пределы замка не покидал, они же и не совали туда свои носы. Джозар даже разговаривать стал как они – размеренно и сытно.

Наутро пятого дня ему предстояло выезжать в Гризай. Рижель не вышла проститься с ним. Джозар напрасно прождал ее в парадном зале. Хмуро оглядев на прощание прекрасный замок, он, качая головой, покинул его, и толстая служанка заперла за ним двери. Он медленно удалялся прочь, постоянно оборачиваясь. Эта поездка стала для него самым странным событием за последнее время.

Теплый ветер трепал его волосы, выбивая их из прически. Дорога в Гризай призывно разворачивалась перед ним. Джозар почувствовал прилив сил и бодрости. Он словно очнулся ото сна, выпутался из-под огромного жаркого одеяла и снова вернулся к прежнему себе. Облегченно вздохнув, истосковавшийся по лихой скачке и пыльным дорогам, Джозар подхлестнул коня и тот резво понесся в направлении Гризая, оставляя томный замок далеко позади себя.

 

Прибыв в миджархию, Джозар направился прямиком к Бесите. Он напустился на повара, изливая на него весь свой гнев и разочарование. Тот лишь усмехнулся.

— Я знал, что она окончательно помешалась. И змей, бесспорно, просто невероятный. Хотел, чтобы и вы, капитан посмотрели на это незабываемое зрелище.

— Слушай, повар, ты что, потешаешься надо мной? – Джозар схватил Беситу за воротник и встряхнул. – Я посмотрел, и что теперь?

— Ни в коем случае, капитан! Выслушайте меня. Я предлагаю вам убить этого змея.

Джозар удивленно крякнул.

— Предлагаешь – убивай. Мне жизнь моя дорога, второй у меня нет.

— Убив змея, вы станете героем. Сделаете поверженное чудовище символом своим. О вас будут слагать песни! – Бесита расхаживал по кухне и разглагольствовал, размахивая руками. — Вы станете знаменитым воином! И заявите права на спасенную деву — женитесь на Рижель, станете лордом Лагуны. Чудесный замок, не так ли? Признайтесь, вы под впечатлением. Ведь он прекрасен. А бухта? А живописная деревня? Вы возьмете ее фамилию и титул. Лорд Джозар Гроффолкс! Только вслушайтесь – звучит словно медвежий рев. Вы сможете претендовать на трон самым законным образом – у вас появится наследник, мальчик крови миджарха. Вы сможете сдвинуть Розалию одним щелчком пальцев. Вы сможете изгнать вашего брата-демона прочь, вернете себе свой дом. Вы будете править огромной страной, помыкать целой плеядой богатых лордов, у вас будет флот, армия, и, что немаловажно, – здоровая, ладная жена. Она хоть и в возрасте, но не рожала ни разу – имеет отменное здоровье и красоту. Она подарит вам множество наследников, гарантов крови. Надо лишь удавить змею. И все это в ваших руках.

— Ты упустил одну важную деталь, Бесита, — заметил Джозар, — нынешняя королева ни за что не даст разрешение на брак между нами! Ты слыхал, какого она обо мне мнения? Кстати Рижель его разделяет. Думаю, дело не выгорит. Хотя описываешь ты все очень привлекательно, не спорю.

— Возможно, нам удастся обойти ее запрет?

— Но если я женюсь на Рижель, принудив ее, да еще и без разрешения королевы… Что же будет, дорогой повар?

Бесита пожал плечами.

— Меня казнят, остолоп! – рявкнул Джозар, ударив кулаком по столу.

— Значит надо сделать так, чтоб Рижель была без ума от вас, капитан, — спокойно заметил Бесита, деловито скрестив на груди руки. – И для вас, при вашей-то внешности, платье и стати разве это проблема?

Джозар раздраженно отмахнулся:

— Для некоторых все это весьма вторично.

Бесита наклонился к нему и с ухмылкой проговорил:

— Значит, сделаем так, чтобы она была вынуждена умолять королеву о браке с вами.

 

Предыдущая глава

Следующая глава

error: